СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Тульское Региональное Отделение

МАСЛОВ, КАК ЯВЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

Недавно Губернатор А.Г. Дюмин наградил писателя Валерия Маслова медалью «Трудовая доблесть». Это событие совпадает с днем рождения писателя. Мы публикуем статью Н. Стещенко-Фролова о нашем земляке.

МАСЛОВ, КАК ЯВЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

 

Тула – не Москва. В Туле редко встретишь в общественном транспорте читающего пассажира. А тут, в салоне автобуса, следовавшего по маршруту «Тула-Хомяково», таких оказалось сразу несколько. Женщина, сидевшая неподалеку от меня, развернула газету «Зеленый Проект». Это дачница, у которой, как и у многих из нас, постоянно на уме неукротимые шесть соток. Рядом со мною занял место мужчина лет сорока. Он достал из пакета довольно толстую книгу в твердом переплете, развернул на закладке в середине и сразу же углубился в чтение. Меня не покидало чувство, что я когда-то держал такую книгу в руках, и это тем более интриговало. Но спросить напрямую, без повода о том, что сосед с таким интересом читает, не представлялось тактичным.

На подъезде к Горелкам мужчина оторвался от чтения, бросил взгляд за окно и, как мне показалось, с досадой захлопнул на новой закладке книгу. Меня словно током ударило. На обложке бронзовел оттиск: «Валерий Маслов, «Мафия бессмертна». Я испытал такое чувство, которое ощущает человек, причастный к какой-то тайне и не имеющий возможности открыть ее. Хотелось сказать мужчине: «То, что вы сейчас читали взахлеб, написал мой товарищ, наши творческие пути то и дело пересекаются, и я горжусь, что так происходит. А как к его прозе относитесь вы?»

Но мужчина уже стоял у выхода, а я смотрел ему вслед и сожалел о своей нерешительности.

При случае я рассказал этот эпизод Валерию Яковлевичу и он, от души посмеявшись, сказал:

— Каждого своего читателя я считаю единомышленником, так как читать то, что человеку не нравится, он не будет. А единомышленник – это добрый собеседник, он сродни другу. Если же считать таких единомышленников по общему тиражу изданных и раскупленных моих книг, то их количество уже перевалило за миллион. А если учесть, что каждый экземпляр обычно читают несколько человек, то я становлюсь еще состоятельнее в смысле добрых человеческих взаимоотношений.

Валерий Яковлевич снова рассмеялся, на этот раз с чувством удовлетворения тем, что делает. В этот момент он был очень похож на того Маслова из далеких семидесятых годов прошлого столетия, когда мы впервые встретились с ним. Я тогда работал в редакции газеты «Новомосковская правда» и приехал в командировку в плодово-ягодный совхоз «Красный богатырь». Хозяйство было широко известно не только высокими урожаями, но и непреклонным характером директора Чебукина. В годы хрущевского правления, когда на полях шло повальное внедрение кукурузы, Чебукин один из немногих руководителей не стал распахивать клеверные поля под кукурузу. Получал взыскания, но терпел. А когда недолгая кукурузная эпопея закончилась, и надо было возвращаться к клеверу, вдруг оказалось, что ни у кого нет семян. И пошли-поехали в «Красный богатырь» гонцы со всех концов страны выпрашивать хоть пригоршню клеверных семян.

В этом хозяйстве я и встретил молодого агронома Валерия Маслова, только что закончившего с отличием Мичуринский плодоовощной техникум. Стоял благословенный месяц май, в огромных садах все цвело, благоухало и пело. Валерий рассказывал о своей работе так вдохновенно, что я подумал о нем: «счастливый человек». Впрочем, так оно и было, так и осталось по жизни. Он хотя и менял профили работы, но в душе оставался увлеченным человеком.

Не знаю, помнит ли Валерий Яковлевич ту нашу встречу в краснобогатырских садах – сколько с тех пор было других, — а я помню, потому что для меня она явилась как бы стартовой точкой отсчета наших творческих судеб.

Валерий заочно учился в Московской сельскохозяйственной академии, писал заметки в «Новомосковскую правду». В то время в областную газету «Коммунар» требовался специалист по сельскому хозяйству с литературным уклоном, т.е. умеющий образно излагать свои мысли. В поле зрения газеты попал Валерий Маслов, и вскоре он оказался в штате редакции. Начался период его творческой работы. Писал он много, оперативно и хорошо, что было сразу отмечено в обкоме КПСС и облисполкоме, чьим органом являлась газета. Валерия пригласили работать помощником председателя облисполкома. Он продолжал много писать, но эта работа делалась для «кого-то». Как говорит о том периоде жизни Валерий Яковлевич: «Я написал для разных деятелей кучу разных бумаг, засушивая свои мозги». Он работал помощником губернатора, пресс-секретарем, руководителем пресс-службы и т.д. Писать для себя было совершенно некогда.

Однако работа в «коридорах власти» позволяла ему видеть то, что обычно скрыто от посторонних глаз. Непроизвольно шло накопление материала, который постепенно осмысливался, кристаллизовался и стал фундаментальной основой второго этапа его творчества. Первый же составляла так называемая «деревенская проза», яркими представителями которой в 70-80 годы явились такие известные писатели, как Василий Белов, Федор Абрамов, Владимир Крупин и другие литераторы.

В этой когорте современных классиков нашел свое место и Валерий Маслов. В 1973 году в коллективном сборнике «На земле Яснополянской» была опубликована его первая повесть «Там же, на нашем пруду», по признанию самого автора основанная на автобиографическом материале. Затем «Приокское книжное издательство» отдельными книгами выпустило повести «Возвращение» и «Расплата». Следом за ними московское книжное издательство «Современник» напечатало его книгу «Случай в Обояни».

Уже в этих первых произведениях молодого автора угадывалась хватка будущего крупного писателя. Это чувствовалось в психологической разработке характеров персонажей, умелого, а потому и правдивого «строительства» их взаимоотношений. Если читатель верит в то, что происходит в беллетристическом произведении, значит, писатель достиг своей цели. Маслову – писателю веришь. И достигается это именно за счет психологической разработки характеров и соответственно мотивации поступков персонажей. Возьмем первую его повесть «Там же, на нашем пруду». Завязка произведения такова: в плодово-ягодный совхоз приезжает после службы в армии молодой специалист Александр Ерофеев. До армии он закончил сельхозтехникум, но поработать не довелось и ему не терпится наверстать упущенное. Управляющий Павел Иванович Ивников, проработавший в этой должности двадцать лет, напутствует молодого бригадира:

— «Надо себя перед народом показать той стороной, от которой кому-то теплей на сердце станет, а кому-то жить поможет».

Этого хочет и сам главный герой, и его новое окружение. В первый рабочий день после раздачи наряда агроном заявил: «Не спеши, Александр Яковлевич. Сегодня я тебя буду с хозяйством знакомить. Ну а для начала надо тебя обмыть. А то ведь новая телега не смазанной не поедет».

Обмыли. Хорошо приняли. И все бы ничего да одним обмыванием дело не кончилось. Ежедневно с утра после раздачи наряда бухгалтерша  Мария по емкому прозвищу «Жахалка» бежала в магазин и происходила, по ее образному сравнению, зарядка для души и тела.

В душе Ерофеева все противилось такой жизни. Однажды он восстал против нее и окружающие люди сразу стали совсем другими. До этого они жили по установленным ими же правилам ставшей привычной жизни, делали общее дело и, казалось, должны были иметь лад в душе. Но, поди ж ты, его не оказалось. Завязка сюжета повести была простой да развитие действия оказалось сложным. В работу включилась психология поступков. Писатель потихоньку приоткрывает занавес, демонстрируя закоулки души с самыми потаенными чувствами. Вот выходят из тени на свет зависть и корысть /бригадир Зоя/, нечестность /бухгалтер Мария/, доброта /Вера/, преданность делу /главный агроном Никифор Иванович/ и т.д. Но есть в этом арсенале чувств еще одно, властное над всеми остальными – это Совесть, которая однажды ставит все на свои места. Сработала ее сила и в повести «Там же, на нашем пруду», в других произведениях первого творческого периода В.Я. Маслова.

В моей домашней библиотеке есть книга В. Маслова «Расплата», изданная «Приокским книжным издательством» в 1986 г. Она примечательна тем, что в ней имеется легкая правка по печатному тексту. Ее, безусловно, внес сам автор, готовя текст к переизданию. Эту книгу Валерий Яковлевич принес мне для ознакомления, чтобы я прочел и по возможности дал ему рекомендацию для вступления в Союз писателей. Не скрою, мне было лестно исполнить такую просьбу, тем более что я с интересом следил за его творческим ростом. Рекомендацию я написал, не знаю только, воспользовался ли он ею, так как был принят в Союз несколько позже того времени, о котором идет речь.

Начало второго периода в творчестве Валерия Маслова можно отнести к порубежному времени двух веков. Это было смутное для России время, как понимает и называет его В.Я. Маслов. Рушилось все: старая власть, устои, традиции, экономика, армия, а для творческих людей еще и социалистический реализм. Большинство писателей России оказались не готовыми быстро разобраться в сложнейшей ситуации. Но совсем по-другому почувствовал себя в этой обстановке В.Я. Маслов. Как было замечено выше, он накопил в «коридорах власти» богатый материал о скрытой от глаз народа жизни. Обладая аналитическим складом ума, Валерий Яковлевич быстро сориентировался в том, что и почему происходит. И пошли к читателю одна за другой его книги. А начиналась эта серия крупных произведений романом «Схватка», изданным «Приокским книжным издательством» в 1992 году 25-тысячным тиражом.

С этим произведением у меня связана одна история. Я работал тогда ответственным секретарем областной газеты «Коммунар». В. Маслов принес мне отрывок из романа «Схватка», готовящегося к изданию, и я поставил его в очередной номер. Когда газета вышла, заведующий отделом культуры Э.В. Коротков устроил на очередной планерке скандал: почему этот литературный материал прошел в секретариат, минуя отдел культуры. Он был очень ревностным хранителем своей культурной территории. Но дело было и в другом: не привыкли еще в партийной газете к острым коллизиям, а материал В.Я. Маслова был из разряда таких.

В то время вряд ли кто мог предположить, какой крупной величиной в российской литературе станет В.Я. Маслов. Книги этого автора выходили одна за другой, они были неожиданны, как по форме, так и по содержанию. Уже по одним названиям было ясно, что автор хотел донести до читателя. Это романы «Мафия бессмертна», «Бардак», «Москва времен Чикаго», «Три четверти печали», «Ближняя дача» и другие. Темы книг воспринимались как некое откровение.

Но не только новые темы привлекали читателя. В произведениях главенствовала железная аргументация событий, подкупал добротный литературный язык и самое главное для художественного произведения – на высоком уровне была исполнена психологическая разработка поступков героев. Особенной остроты этой разработки автор достиг в произведении «Звонок с того света», когда глава небедного семейства в состоянии летаргического сна оказался в могиле с мобильным телефоном. Вот где разгорелись человеческие страсти! Человек в могиле решал свои проблемы, а его близкие, там, наверху, – свои. Сделано это произведение смело, безжалостно, зло.

Писать о творчестве В.Я. Маслова сложно. Чем глубже вчитываешься  в его произведения, тем большими гранями они открываются. Тут и пламенные чувства распахнутых настежь душ юных ребят (повести «Там же, на нашем пруду», «Случай в Обояни»), и сравнительные взгляды Сталина и первого российского президента на жизнь и политику (роман «Ближняя дача»), тут и свое личное понимание событий в России (романы «Мафия бессмертна», «Москва времен Чикаго»). Но автор не только описывает происходящие в стране события, но и формирует взгляд читателей на те или иные вещи, подталкивая его к выводу: «так жить больше нельзя». А в политическом детективе «Лицо бандитской национальности» автор и вовсе дает нам надежду. Генеральный прокурор, который еще вместе с Андроповым начинал разные «рыбные дела», говорит собравшимся высокопоставленным чиновникам оппозиции властям: «Лица бандитской национальности взяли верх в стране. Думаете, у меня не болит за это душа?» Получив поддержку, он решается возглавить борьбу за правое дело.

В.Я. Маслов в книге «Избранное», изданной в 2002 году, написал: «Я хотел изобразить хронику смутного времени, если хотите – летопись сложного, переломного периода в жизни многострадальной России». К этому можно лишь добавить: «талантливым и своеобразным автором, имеющим свое отношение к любому событию». Это действительно так. Иначе не издавали бы его произведения лучшие издательства России, напечататься в которых сочли бы за честь писатели самого высокого ранга. Его книги издавались в Германии, Израиле, в странах СНГ, а недавно Валерий Яковлевич посетил Черногорию, куда был приглашен на презентацию своей книги «Ближняя дача», изданной на сербском языке.

Читая его рассказ в тульских СМИ об этой поездке, я был, можно сказать, очарован написанным: так легко, вдохновенно, фактурно было сделано данное описание. Это было настоящее интеллектуально-публицистическое эссе в лучших своих традициях. И, вспомнив, что в своей книге «Избранное» он опубликовал главу под названием «Пришла пора писать мемуары», я почему-то подумал, что может наступить и третий период в его творчестве – публицистический. Тем более, что опубликованная глава читается на одном дыхании.

Недавно Валерий Яковлевич закончил работу над новым романом «Любовь не имеет названия», сюжет которого родился в самолете по возвращении из Черногории. Получился роман с сюжетом Любви из поднебесья, чем, несомненно, он будет интересен широкому кругу читателей.

Новым этапом в творчестве этого русского писателя, нашего земляка, явились книги по краеведению, своеобразный литературный компонент о культурной жизни нашего города. Внушительный труд – книга под названием «Праздник детской жизни», вышедшая уже двумя изданиями, получила широкую читательскую поддержку. И, видимо, не случайно, что члены нашего отделения Союза писателей России недавно избрали Валерия Маслова заместителем председателя отделения, а Губернатор Тульской области А.Г. Дюмин наградил его медалью «Трудовая доблесть».

Таков он, писатель Валерий Яковлевич Маслов, как литературное явление не только на земле Тульской.

 

 

                 Н. Стещенко-Фролов,

                                                     прозаик, член Союза писателей России.

%d такие блоггеры, как: