СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Тульское Региональное Отделение

ПОДБОРКА СТИХОТВОРЕНИЙ В АЛЬМАНАХЕ «НЛО-2017»

Валерий САВОСТЬЯНОВ

 

ПОДБОРКА СТИХОТВОРЕНИЙ

В АЛЬМАНАХЕ «НЛО-2017»

 

 

РЕКА ВОРОНКА

Собиралось вороньё
Лютых орд
Над берегами —
Солнце застилось твоё,
Полонённое врагами.

Выпивали всю до дна,
На Москву идя войною.
Стала мутной,
Вороною
Родниковая волна…

Но потом, храня Москву,
Били тульские пищали —
Русским рекам
Возвращали
Чистоту и синеву.

И, уставшие в бою,
Утомившись от погони,
Пили витязи и кони
Воду сладкую твою.

И яснополянских рощ
Мудрый ворон–прорицатель,

Им сказал:

«Грядёт писатель! —

В дух облечь России мощь…»

БИБЛИОТЕКА

Лишь имя знакомое тронешь —
Как будто в гостях побывал:
Гордейчев — конечно, Воронеж,
А Решетов — это Урал.

Нет, я в поездах не летаю:
Хватило б на воду, на хлеб.
Но есть Башунов на Алтае,
А в Питере — Шефнер и Глеб.

Другому колёса стучите —
Бесшумный мой транспорт не нов.
Но встретят в Смоленске учитель
Твардовский
И Виктор Смирнов.

Как радостно в их окруженье!
Но в глушь я сибирскую зван:
Там Фёдоров — «сына» он женит.
За свадьбу твою, Дон–Жуан!

А завтра — Иванова дали,
Мне любо в рабочем краю:
Там Дудин,
Там Щасная дарит
На счастье мне книгу свою.

И сладко я дни коротаю
В снегах вологодских лесов:

Там Викулов и Коротаев,
Там Яшин, Романов, Рубцов.

Родные прекрасные лица —
Великая русская речь!
А есть ещё наша столица —
Как ею, святой, пренебречь?

На пир вдохновенного слова,
К истоку и устью дорог,
«Протока» течёт Старшинова,
Зовёт Николаева «Долг».

Там знают «Кремлёвские ели» —
Их «взращивал» сам Смеляков —
Каков ты:

Надёжен ли в деле,
И в сказанном слове каков.

Корона её, Подмосковье,
Сверкнёт, — и в глазах моих резь! —
Там Кедрин,

Там Дмитриев Коля,
Там Брагин с Чухонцевым есть.

Там блещет, мудра и сурова,
Среди переделкинских рощ
Могучая лира Кострова,
Являя державную мощь…

Всех звонких имён не осилишь,
Автографов не соберёшь:

Ведь пёрышек певчей России —
Что снега у вьюг и порош!

Два в рифмы спрессованных века,
Пространства бескрайней земли, —
Поклон тебе, библиотека! —
На книжные полки легли.

И путь мой прекрасный не пройден,
Пока на страницах живут
Хозяева всех малых родин, —
Пока они в гости зовут.

Они — образец хлебосольства,
Чья жизнь перелита в строфу!
Они открывают посольства
В любом подходящем шкафу…

Лишь имя знакомое тронешь,
Лишь томик положишь на стол, —
И Прасолов —  здравствуй, Воронеж!
И Дронников — здравствуй, Орёл!

ПАМЯТИ АНАТОЛИЯ БРАГИНА

 

                                                      Поэзия — та же добыча радия…

                                                                        В. Маяковский

 

Он, судьбой не избалован,

Прожил столько, сколько смог.

Но, что Богом поцелован —

Было видно с первых строк.

У поэтов так бывает:

Бог дает им свой язык —

Словно радий добывает

Из любви и горя их.

Зван. А избран ли? —

Не зная,

Верь, поэт: из муки лет

Вспыхнет молния цепная —

Людям даст надёжный свет!

И зажег он, честный автор, —

А не можешь — не пиши! —

Грозный атомный реактор

В глубине своей души…

Ты боишься — так не пробуй:

Зоркий страх тебя спасёт,

И Поэзии Чернобыль

Взрывом грудь не разнесёт.

Тело нежное состаришь

Бережно, дожив до ста.

Правда, радий не достанешь

Ты из белого листа!

Но коль тянешься к бумаге,

Коль глядишь за окоём,

Помни:

Жив там

Вечный Брагин,

За которого мы пьём.

Пьём за риск его,

За брагу

И озон его полей,

За бессмертную отвагу,

Что добавим до своей —

Чтобы строк, прекрасных, дивных,

Раздувать святой огонь!

Да, стихи — радиоактивны!

Но пьянят, как алкоголь!..

Он, судьбой не избалован,

Прожил столько, сколько смог.

Но, что Богом поцелован —

Было видно с первых строк.

У поэтов так бывает:

Бог дает им свой язык —

Словно радий добывает

Из любви и горя их…

 

НА ВЕЧЕРЕ ПАМЯТИ

ВЛАДИМИРА БОЛЬШАКОВА

Вчера лишь в Союз принимали,
Деля с ним его торжество, —
А ныне, скорбя, приминали
Кладбищенский холмик его.

И что бы о нём ни сказали
Восторги и зависть невежд, —
Ты видел своими глазами
Свершенье и гибель надежд…

Жалеть ли о счастье жестоком
Поэтов, поднявшихся в рост?
Они — электроды под током
Стихи ими пишущих звёзд!

Чем люди бы связаны были,
Как стали бы люди людьми, —
Без искры космической пыли,
Без жертвенной сварки любви?..

ЧИТАЯ СМЕЛЯКОВА

От занятья такого
Невозможно устать:
Я могу Смелякова
Хоть сутки читать.
И сегодня не ржавы,
Не одеты во мхи,
Песнопевца Державы
Боевые стихи.

В них на благо Союза
Веком призваны все:
И в юнгштурмовке муза,
И воин в кирзе.
И на благо Мосбасса,
Что ныне забыт,
В них рабочего класса
И парады, и быт, —
Где подземные лавы —
С рекордным углём,
Где шахтёрские лампы —
С путеводным огнём!

Вот где равенство, братство,
Вдохновенье труда!..

А сегодня — богатство
Не знает стыда:
Ни возвышенных мыслей,
Ни «строгой любви».
Будто в газ углекислый —
Нашу лампу внесли!
Нашу лампу, какую
Горный мастер берёт,
Чтоб вести, не рискуя,
Свою смену вперёд.

А погас огонёчек —
Понимает любой:
Нужно без проволочек
Покинуть забой!
И коль слышит бригада:
Нет шахтёра в строю —
Друга вытащить надо
На «живую струю»!.. *

Мы погибнуть могли бы
В глухом тупике —
Но отыщем Огниво
В смеляковской строке!
Им ударим о ямбы,
О гордую речь —
Путеводные лампы
Русской жизни зажечь!

От занятья такого
Невозможно устать.
Так давай Смелякова,
Друг мой, вместе читать.
И сегодня не ржавы,
Не одеты во мхи, —
Песнопевца Державы
Боевые стихи…

_____________________________________________

* «Живая струя» — профессиональный шахтёрский термин,

обозначающий свежую струю воздуха

в хорошо вентилируемых подземных выработках

СТАРШИНОВСКАЯ ПЕХОТА

Памяти писателя–фронтовика,

учителя, наставника и друга

многих и многих

молодых поэтов

нескольких поколений

Николая Константиновича Старшинова

Ты всё старше год от года,
Всё мудрей твоя строка,
Вдохновенная пехота
Старшиновского полка.
Дни бегут, и может, канешь
Завтра ты — всему свой срок,
Но сегодня ты чеканишь
Каждый шаг и каждый слог.
Знаешь ты, что это надо!
Помнишь ты: спасать страну
Начала Москва с Парада
В ту Великую Войну!
И не зря слагаешь песню —
Чтоб, как знамя, от Кремля
Сквозь расстрелянную Пресню
Унести её в поля,
Где подольские курсанты
Защищали свой редут.
А сегодня… коммерсанты
Всё скупают и крадут…

Эта песня — гимн похода —
Не закончена пока.
Допиши её, пехота
Старшиновского полка!
Ветер кинет в поднебесье
Пригоршню заветных слов,
Чтоб услышал эту песню
Запевала Старшинов,
Чтобы он поправил строчку,
Редактируя припев,
Чтобы он поставил точку
В смуту,

Вовремя успев.
Можно так слова расставить,
На такой настроить лад,
Что молитвой

Песня станет.
А молитве — нет преград!
То, что кровью не отмоешь,
Ни своею, ни врагов —
Словом искренним отмолишь
В храмах пашен и лугов!..

И всё ярче год от года,
Всё мудрей твоя строка,
Вдохновенная пехота
Старшиновского полка.
День и ночь трудиться рада,
Хочешь ты простых чудес:
Лишь бы брат не шёл на брата
Со штыком наперевес!
Да с просторов наших бесы
Увели свои полки!
Лишь бы Родину Победы
Впредь не рвали на куски!
И звонили б над столицей
Новых сорок сороков,
Где могли бы мы молиться
У икон фронтовиков!
Там бы в свите Чудотворца,
Но по-своему велик,
Воссиял бы добровольца
Старшинова светлый лик…

И всё строже год от года,
Всё мудрей твоя строка,
Вдохновенная пехота
Старшиновского полка.
Открывает книгу школьник
И с тебя — не сводит глаз!
И уверен твой полковник,
Что ты выполнишь приказ!
Тот приказ, что как награда!
Тот приказ, где, помня долг,
Прямо в бой пойдёт с Парада
Старшиновский грозный полк.
Грянет песню — гимн похода!
Слушай, матушка Москва:
Есть у русского народа
Богатырские слова!
Есть горячие молитвы, —
Чтоб готовящий набег
Враг узрел ещё до битвы
Свой Берлин и свой Нюрнберг!..

%d такие блоггеры, как: