СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Тульское Региональное Отделение

СЕРГЕЙ НОРИЛЬСКИЙ Александр Лаврик и начало тульской писательской организации

СЕРГЕЙ НОРИЛЬСКИЙ

 

В десятилетие «хрущевской оттепели» (1954–1964) требования КПСС к искусству и к художественной литературе, в частности, обрели новую окраску. От жесткого диктата сталинских норм был сделан шаг к демократизации не на словак, a на деле, хотя и в строго ограниченных рамках. Применительно к литераторам это сказалось в том, что всевластие столичного писательского союза партбоссы решили несколько разбавить, дать выход накопившимся силам провинции. Рекомендовано было создавать местные организации — отделения Союза писателей СССР и РСФСР в краях, областях, автономных республиках.

B Тулу c этой целью был направлен сорокапятилетний член СП РСФСР поэт и прозаик Александр Григорьевич Лаврик.

Он родился 23 апреля 1915 года в Саратовской губернии, в деревне c исконным названием Табуновка. Семья была крестьянская. Склонность к поэтическому творчеству y Саши проявилась в детстве. Шестнадцати лет опубликовал первое стихотворение в районной газете. Затем – педагогический институт в Саратове. По окончании дипломированный преподаватель русского языка и литературы был направлен в далекую Якутию.

Лаврик не ограничивал свою деятельность педагогикой. Тянуло к самостоятельному творчеству, к писательству. B качестве корреспондента местных газет он изучает незнакомый край и его людей, печатает очерки и рассказы. Просторы Крайнего Севера и Дальнего Востока обогатили молодого литератора живым человековедческим материалом.

Активно включился он и в местную литературную жизнь, тем более для него интересную, что край, в котором он оказался, был ему знаком лишь по школьной географии. Двадцать тысяч стихотворных строк якутских поэтов c подстрочников перевел Лаврик на русский язык, и они были напечатаны.

Не обошла его и военная планида. B 1945 году Александра призвали в армию и направили на фронт боевых действий против Японии.

Решив посвятить жизнь художественной литературе, Лаврик поступает на Высшие литературные курсы при Литинституте имени Горького. Расстался c морозным Якутском, в котором прожил почти два десятилетия, и в феврале 1958 года перевез семью в Тамбов, где в то время жили его отец Григорий Иванович и мать Ефросинья Павловна c дочерьми Галиной и Таисией. Супруга Александра Григорьевича Мария Дмитриевна c десятилетними Светланой, Ириной и годовалой Леночкой поселились в доме на улице Островского, принадлежавшем Григорию Ивановичу. Дом был небольшой, двум семьям пришлось тесновато, но сноровистый хозяин нашел выход: пристроил веранду и утеплил ее.

Через два года Александр Лаврик окончил курсы. Его принимают в Союз писателей. Всякая карьера в тогдашних условиях была связана c членством в КПСС. Лаврик вступил в партию еще в Якутске. Литературные связи и знакомства крепнут и расширяются, итог – направление для создания писательской организации в прославленном городе оружейников.

К тому времени Тула накопила немало литературных сил. Выпустили книги прозы Николай Любин и Мария Казакова, Игорь Минутко и Галина Езерская, Михаил Кольчугин и Семен Юдкевич. Заявили o себе поэты Владимир Лазарев, Юрий Щелоков, Николай Кирьянов, Василий Галкин, Иван Полевов, Александр Елькин, Марк Жарковский.

B те же годы здесь поселились последний секретарь                       Л. H. Толстого Валентин Федорович Булгаков, популярный автор повести «Продолжение легенды» Анатолий Кузнецов, прозаики из Сибири Наталья Парыгина и Иван Панькин, поэт-белорус Геннадий Шмань. Уже несколько лет действовало областное литературное объединение под руководством директора Тульского книжного издательства Николая Виноградова. Выходил альманах «Литературная Тула» (c 1949 по 1958 год издано четырнадцать номеров). Плодотворно работали литературоведы Николай Милонов, 3алман Левинсон, Михаил Николаев, Ирина Гринева, Галина Лубянская.

Так что было c кем создавать писательскую организацию.

B августе 1960 года Александр Лаврик c семьей приезжает в Тулу. Валентин Федорович Булгаков устраивает их на временное жительство в Ясной Поляне на территории знаменитой усадьбы, в домике, где дочь Толстого Мария Львовна когда-то лечила больных крестьян. Можно представить, c каким волнением поэт Лаврик воспринимал пребывание на земле, освященной памятью o великом писателе!

B сентябре в ожидании обещанной в Туле квартиры семью Лавриков приютила Наталья Парыгина. Сама она училась в то время на тех же курсах, которые окончил Александр Григорьевич, a в двухкомнатной квартире на улице Николая Руднева жили ее мать и сестра. Наталья Деомидовна вернулась в Тулу, a предоставление квартиры Лаврикам задерживалось, им пришлось некоторое время снимать номер в гостинице.

Наконец квартира выделена – в центре города, в доме № 18 на улице Первомайской. Старшие дочери поступили учиться в музыкальную школу, директором которой – известный скрипач и дирижер Григорий Райхель. A пианино y Лавриков не было. Выручили Анатолий Кузнецов и его жена Ирина Марченко (она преподавала в той музыкальной школе). Светлана и Ирина ходили к ним на квартиру на улице Мира выполнять домашние задания.

18 ноября 1960 года писатели созвали учредительное собрание. Рекомендовать Лаврика на должность руководителя – ответственного секретаря – из Москвы прибыли председатель правления Союза писателей РСФСР Леонид Соболев, секретари правления Союза писателей СССР Георгий Марков и Афанасий Салынский. Рекомендация нашла поддержку имевшихся в городе членов Союза писателей, и они проголосовали за нового коллегу.

Александр Григорьевич c полной ответственностью отнесся к возложенным обязанностям. Вот как об этом сообщает Наталья Парыгина: «Писатели старшего поколения вспоминают o                   A. Г. Лаврике как об энергичном, умелом и внимательном руководителе. Лаврик обладал способностью терпеливо гасить возникающие конфликты, и в организации в общем царила спокойная доброжелательная атмосфера».

Наталья Деомидовна не преувеличила. Такие же отзывы o Лаврике приходилось слышать от B. Ф. Булгакова, И. A. Минутко,    B. Я. Лазарева, M. И. Жарковского, И. Ф. Панькина, H. A. Милонова, З. И. Левинсона, B. Г. Ходулина, C. И. Галкина. Всем он оказывал внимание и помощь, во всех поддерживал творческий настрой, co всеми – товарищеские отношения. Чуждый тщеславия и самовлюбленности, свойственным иным художникам, по натуре добрый, Александр Григорьевич уважительно и ласково относился к коллегам.

Особо надо отметить взаимоотношения c Анатолием Кузнецовым и Владимиром Лазаревым. Они были дружескими. Накануне отъезда в Лондон 26 июня 1969 года Анатолий Васильевич зашел на квартиру Лавриков, чтобы передать Александру Григорьевичу в сейф писательской организации партбилет на время заграничной командировки. Лаврика дома не оказалось. Анатолий отдал билет жене – Марии Дмитриевне – и просил вручить Александру Григорьевичу на хранение.

A вот записка Лаврика, сохранившаяся в архиве Лазарева, жившего уже в Москве:

«Милый Володичка!

Мой лучший друг,

Мой друг бес ценный!

И я судьбу благословил,

Когда сей двор уединенный,

Горой от ветра огражденный,

Твой колокольчик огласил…

 Скажи, пожалуйста, как идет жизнь? Как успехи? И еще назови имя-отчество твоей милой жены, a то ведь я до сих пор так и не знаю. А ведь твой друг — это и мой друг.

Володя! Как было бы хорошо, если бы ты показался в нашем тульском парке, я ужасно соскучился.

Ты письмом своим меня до глубины души и сердца растрогал. СПАСИБО-О!

Крепко вас обнимаю!

23.IV.78 г.»

Рекомендуя Лаврика на пост руководителя областной литературной организации, Леонид Соболев напоминал: «Тульские писатели должны создавать книги o туляках, понимая, что это – произведения для всей Федерации, для всего Советского Союза».

Александр Григорьевич не только нацеливал тульских коллег на сочинение стихов и прозы на местном материале, достойных всесоюзного читателя, но прежде всех и сам показывал пример. Одна за другой выходили в тульском и московских издательствах книги Лаврика: «Тульские умельцы», «Потомок Левши», «Подарок Ильичу», «Степной богатырь». B этих произведениях живописно рассказывалось o прославленных оружейниках Михаиле Почукаеве, Михаиле Глаголеве, Дмитрии Кочетове, Иване Федосееве, Константине Федоровском, Алексее Кабанове, Петре Алехине и других мастерах высокого класса.

B 1966 году в Приокском книжном издательстве (так стало называться расширенное на соседние области Тульское) вышла повесть Александра Григорьевича «В долине белых черемух». Три года спустя там же была напечатана повесть «Возмездие» (написана в соавторстве c Э. Гокжаевым). В 1974 году – «Сердце комиссара», повествование o политруке Тульского рабочего полка, Герое Советского Союза Григории Антоновиче Агееве. Соизмеряя факты истории c домыслом беллетриста, используя свидетельства участников обороны Тулы, родных и знакомых Агеева, автор рассказал o жизненном пути и подвиге человека большого мужества.

Четырнадцатилетним мальчишкой Гриша убежал на фронт русско-германской войны и сразу отличился, да так, что командование вручило ему медаль Георгия четвертой степени.

B повести Лаврика есть яркие страницы, изображающие путь крестьянского сына в революцию. Шестнадцати лет Агеев вступил в большевистскую партию. Запоминается сцена, в которой показано, как вскипала в солдате ненависть к войне и к самодержавию. Сцена, рисующая характер юноши-революционера.

«Агеев прошелся по Крымскому мосту до того места, где под пролетом синели промоины, снял c шинели все четыре Георгиевских креста, подержал на правой ладони, размахнулся и швырнул. Три булькнули в воду, четвертый повис на краю льдины. «Ничего, лед унесет», – без сожаления подумал Агеев и пошел прочь».

Прослеживая дальнейший жизненный путь своего героя, писатель показал, как формировались и крепли его революционные взгляды, черты патриота Советской родины. Гражданская война. Снова совершает Агеев подвиги на полях сражений. Трижды ранило отважного красноармейца. Новые награды за храбрость.

Двадцать три года мирной жизни, наполненные трудом и учебой, общественной работой и семейным счастьем. А когда вновь заполыхала война, когда лютый фашистский враг обрушился на социалистическую державу, Агеев co свойственной ему энергией добивается отправки на фронт, хотя находится на важном посту начальника Черепетского управления строящихся шахт Тульской области.

И вот финал повести: «Когда после разрывов мин развеялся дым, Агеев увидел ополченцев третьего батальона. Они заняли окопы, которые тянулись вплоть до красной ограды кладбища (…) Комиссар глянул на колокольню Всехсвятского собора. Там должен быть командир полка Горшков, который, конечно, видел ход боя (…)

За выступом Рогожинского ручья показался еще взвод гитлеровцев (…) Агеев скорее догадался, чем услышал, щелчок o кожан прямо напротив сердца (…) Когда же приложил руку к груди, ладонь прилипла к чему-то теплому. Он осторожно глянул: струя крови походила на муаровую ленту, какую он по праздникам подкладывал под орден (…) Вспомнилась примета, услышанная на румынском фронте: «Смертельную пулю солдат не слышит». Значит, эта еще не смертельная (…) Ему сейчас никак нельзя упасть (…) Он должен шагнуть вперед, поднять всех в атаку (…) Агеев напряг силы, чтобы сделать рывок. Но тело его налилось гранитной тяжестью…»

…Пряча в сейф партбилет Кузнецова, Александр Григорьевич не мог предполагать, что произойдет дальше. А в предпоследний вечер июня того злосчастного года кто-то позвонил на квартиру Лавриков и сказал, будто бы Кузнецов эмигрировал.

Александр Григорьевич включил радиоприемник и в шуме, треске и щелканье эфирных волн, сквозь разноплеменные голоса зарубежных вещаний уловил знакомое имя, повторяемое на многих языках. C трудом разобрал, что двое суток назад, в понедельник 28 июня, Анатолий Кузнецов, прилетев в Лондон, попросил y британского правительства политического убежища. Министерство внутренних дел Соединенного королевства дало согласие на пребывание эмигранта в стране.

Не хотелось верить. Но наутро Лаврика пригласили в обком партии и секретарь по идеологии Георгий Павлович Сафронов c грозным видом произнес:

– Допрыгались? Подписывал характеристику? !

Через сутки сообщение o бегстве Кузнецова появилось в газетах СССР и по советскому радио. Что началось – и в Москве, и в Туле! Руководители Союза писателей опубликовали покаянные заявления, винились, что не разглядели предателя в своих рядах. Редактор журнала «Юность» Борис Полевой, незадолго до бегства Кузнецова введший его в редколлегию на пост заведующего отделом прозы, a затем выхлопотавший ему командировку на берега Альбиона для работы над романом o Ленине, отделался внушением: все-таки автор «Повести o настоящем человеке»!

Пришлось каяться и тульским коллегам перебежчика, прежде других – Лаврику. Покаяние несколько смягчило «вину», но не избавило от расплаты. Александра Григорьевича сместили c поста, записали строгий выговор по партийной линии. 3а «потерю бдительности» лишили должностей секретаря обкома КПСС Сафронова и начальника областного управления КГБ Полубинского.

B сталинские времена этим людям без всяких раздумий приписали бы злоумышленное участие в антисоветском заговоре — co всеми вытекающими последствиями. Но 1969 года – не 1937-й. Потому «провинившихся» не посадили, даже не исключили из партии. Г. П. Сафронова через какое-то время перевели в Москву на не очень заметную, но все же руководящую – хозяйственную – должность. H. П. Полубинскому дали место в Туле, в Приокскснабсбыте, хоть не большого, но тоже начальника. Нашли пристанище и Александру Григорьевичу — устроили заведующим бюро пропаганды художественной литературы возле родного отделения Союза писателей.

И на этой работе он, как и всегда, был активен: много ездил по области, организовывал встречи населения районов c поэтами и прозаиками и сам деятельно участвовал в них.

Дочери Лаврика Светлана и Ирина Александровны рассказывали: доставила почта на квартиру Лавриков две или три красочные открытки из Лондона. Это были новогодние поздравления господина Анатоля (такое имя взял себе за границей Кузнецов). Мария Дмитриевна их мужу не показала: оберегала его душевный покой. Так что когда Александра Григорьевича пригласили в Садовый переулок и сотрудники КГБ спросили, получает ли он что-нибудь от сбежавшего писателя, он c полным основанием ответил отрицательно.

Тяжело переживал отставной писательский руководитель поступок бывшего коллеги и последствия. Десять лет мучила Лаврика депрессия. Преодолевал ее, Александр Григорьевич старался продолжать литературную работу и сделал еще немало. B 1974 году вышло в свет «Сердце комиссара». Повесть для детей «Белая кружка», напечатанная в 1977 году, была отмечена поощрительной премией всесоюзного издательства «детская литература». Были изданы «Северные повести» – c предисловием заслуженного деятеля науки РСФСР профессора Михаила Воскобойникова.

Но здоровье Александра Григорьевича иссякало. Написанная пьеса об обороне Тулы 1941 года до сценической постановки доведена не была. Работа над романом o сельских тружениках тульского края продвигалась c трудом и осталась незавершенной. Александр Григорьевич умер 10 июня 1979 года.

Стоит на тульском городском кладбище небольшой черномраморный обелиск. На нем выгравирован портрет красивого мужчины c добрым взглядом и густыми вьющимися волосами. Подперев ладонью подбородок, смотрит он на проходящих и как бы говорит: «Вот, какова она, жизнь».

Господин Анатоль распрощался c ней в день похорон Александра Лаврика. Прах эмигранта приняла земля туманного Альбиона.

Ненапечатанные рукописи Александра Лаврика и документы писательской организации периода, когда он ее возглавлял, Мария Дмитриевна передала в Государственный архив Тульской области. Некоторые материалы, относящиеся к работе Александра Григорьевича над романом, погибли при пожаре на даче его семьи. Родственники отвезли их туда на время ремонта городской квартиры.

И последний штрих. Газета «Тула» за 24 сентября 2004 года: «На улице Первомайской, 18 установлена мемориальная доска первому руководителю Тульской писательской организации Александру Лаврику. Почтить память писателя пришли его дочери, собратья по перу, руководители города и района, работники тульских учреждений культуры и жители Советского района. Для многих тульских литераторов Александр Григорьевич и сегодня остается учителем и наставником».

 

Литература и источники:

  1. Александр Лаврик. За хребтами Аргa-Таса. – М., 1963.
  2. Александр Лаврик. B долине белых черемух. – Тула, 1966.
  3. Александр Лаврик. Сердце комиссара. – Тула, 1974.
  4. Васин B. Недорисованный портрет. – «Тульский алфавит», январь 2004.
  5. Воскобойников М. Люди Советского Севера. – «Литературная Россия», 27 января 1967.
  6. 90 лет co дня рождения А. Г. Лаврика. Сб. «Тульский край. Памятные даты 2005 г.». – Тула, 2004.
  7. К 50-летию А. Г. Лаврика. – «Литературная Россия», 23 апреля 1965; «Коммунар», 18 апреля 1965; «Молодой коммунар», 20 апреля 1965.
  8. Книги центральных издательств o Сибири и Дальнем Востоке. – «Сибирские огни», 1963, № 11.
  9. Литературные страницы жизни. – Газ. «Тула», 24 сентября 2004.
  10. Милонов H. Русские писатели и тульский край. – Тула, 1971.
  11. Новые книги. – «Кoммунар», 30 июня 1963.
  12. Норильский C. Он воспевал защитников Тулы. – «Молодой коммунар», 9 мая 1985.
  13. Парыгина Н. Люди и книги. Сб. «Иван-озеро», вып. 2. – Тула, 2000.
  14. Уважение к минувшему. – «На службе Отечеству», N 24, март 2003.
  15. Ходулин B. Его считали туляком. – «Тула вечерняя», 28 апреля 2000.
  16. Ходулин B. Александр Лаврик – основатель тульской писательской организации. – «Тульский aлфавит», № 12, 2004.
  17. Щеглов C. Светлый человек. – «Тула», 25 июня 2004.
  18. Щепакин C. Юрий Кириленко: книга будет всегда. – «Коммунар», 14 мая 1994.

 

Библиографическая ссылка:

Норильский С. Александр Лаврик и начало тульской писательской организации / Сергей Норильский // Тульский краеведческий альманах №3. – 2005. – С. 114–118.

Материал с сайта https://tulalmanac.blogspot.com/2013/10/blog-post_5205.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: