СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Тульское Региональное Отделение

12 августа 2019 года День ВВС РФ

Член Российского Союза ветеранов Афганистана,

Союза писателей России,

редколлегии журнала «Приокские зори»

МАКАРОВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

по этой тематике выпустил:

альбом

«Туляки – знаменитые лётчики-истребители» (2011)

книги

«Лётчики Тулы» (2013), «Лётчики земли тульской» (2017)

 

ИЗ КНИГИ НИКОЛАЯ МАКАРОВА
«ЛЁТЧИКИ ЗЕМЛИ ТУЛЬСКОЙ»

СУХАЯ ЦИФИРЬ

 

Эпов Юрий Николаевич,

родился 11.06.1952

в посёлке Даурия

Борзинского района

Читинской области.

 

Заострять или не заострять (почти по Шекспировскому Гамлету) внимание на суевериях лётчиков вообще, а в частности – военных лётчиков, ещё точнее – военных вертолётчиков?

Подумаешь – какое-то число «13». Мало ли что в Афганистане пробыл ровно тринадцать месяцев, мало ли что в Афганистан прибыл 13 июня 1981 года, а покинул страну ровно через год и один месяц          13 июля.

– Ты и не заостряй, – улыбается заслуженный военный лётчик Юрий Эпов. – Тринадцать и тринадцать – да, Бог с ним, с этим числом. Дело не в самих суевериях – дело, как к этим суевериям относиться.

Тогда – другие числа.

Пять – столько военных округов сменил за время службы от лейтенанта до полковника военный лётчик Юрий Эпов.

Из воспоминаний:

«…Забайкальский военный округ, который всегда готов. Это – потом, после академии. Вначале – там родился, прожил с родителями полтора года,  и семья переехала в Сызрань, где окончил среднюю школу и военное училище…».

Шесть – столько типов вертолётов освоил военный лётчик Юрий Эпов.

Из воспоминаний:

«…В училище – Ми-1, Ми-4, три года – на Ми-2, двадцать лет на Ми-24, затем – Ми-8, Ми-26. Без единого лётного происшествия, без единой аварии. По совокупности и по этой, не самой последней, причине присвоено в 2000 году звание «Заслуженный военный лётчик России»…».

Шестнадцать – во стольких военных операциях участвовал в Афганистане военный лётчик Юрий Эпов.

Из воспоминаний:

«…Участвуем в крупномасштабной операции в Панджшере. Задача – поддержка «пехоты». Проходит информация: сбит первый вертолёт, сбит второй, сбит третий

Запускаю двигатель, руки трясутся, дают «добро» на вылет. Взлетаем парой. Через несколько минут полёта видим – один подбитый вертолёт, второй, слава Богу, в третьем вертолёте разбит только радиоотсек (нет связи, по-русски говоря). Здесь и наша очередь подошла – обстреляли меня и ведомого их ДШК. Делаем разворот… Громко сказано – разворот: слева – отвесная стена, справа – пулемётные очереди. Всё же засекаем за каменным бруствером ЗУшку с расчётом. Заходим с тыльной стороны на боевой – расчёт врассыпную. Вхолостую проносимся над ними – заклинило пулемёт, у ведомого – тоже. Опять – разворот впритирку с вертикалью скалы, «духовский» расчёт опять – у ЗУшки. Только с третьего захода накрыл ракетой этих чёртовых зенитчиков…

…Очередное боевое дежурство. Вокруг – всё чисто. Вдруг вертолёт резко бросает вниз на скалы. Что есть силы, тяну ручку на себя – нулевой эффект. Вертолёт, влекомый неведомой силой, продолжает своё смертоносное падение. Секунда и от вертолёта останется мокрое место, вернее – горящая куча искорёженного металла с двумя телами молодых лётчиков. Пролетев в двух метрах от края скалы, вертолёт падает в пропасть, при этом вновь становится послушным рычагам управления. Эта пропасть нас и спасла, хотя лопасти винта вращались в каких-то метрах от окружающих гор. Нет, нас не подбили, просто, вертолёт попал в сильный нисходящий поток воздуха. В горах как: с одной стороны горной гряды – восходящий поток, с другой – нисходящий… Не только материальную часть надо знать, но и азы метеорологии…».

Семьсот пятьдесят – столько часов (при норме – 110–140 часов за год) налетал за тринадцать месяцев Афганистана военный лётчик Юрий Эпов.

Из воспоминаний:

«…За время службы всего налетал три с половиной тысячи часов. Кроме Афганистана – два раза Таджикистан, Чечня, Югославия…

 

…И – лётчик-снайпер. Весной девяносто третьего во время паводка на Оке под Белёвом у сапёров сорвало понтон, который, медленно, но верно, приближался к железнодорожному мосту, имея перспективу сравнять его с землёй, вернее – с водой.

Два экипажа подняли по тревоге: Ми-8 сопровождения и мой   Ми-24 с полным боекомплектом. Перед взлётом – долгое согласование с различными военными  инстанциями и гражданской властью: уничтожать-то цель приходилось не на полигоне, а в густонаселённой местности, учитывая  четырёхсот метровый радиус разлёта осколков. Взлетели – нижняя кромка облаков – 50  метров, видимость – 150–200 метров. За два–три километра до цели выныриваем из облаков – видимость миллион на миллион: ни одного облака, весеннее солнце в подарок. Подождал, пока злополучный понтон окажется на равном расстоянии от двух, расположенных на крутом берегу, деревень и за два захода потопил эту железяку – понимаете какую – плывущую в деревню Клюево…».

Шестьдесят четыре – столько лет выслуги у военного лётчика Юрия Эпова.

Из воспоминаний:

«…Вот – так. Календарей – тридцать лет, а выслуги больше чем в два раза: Афганистан – год за три, лётный стаж – год за два. Это при том, что для максимальной военной пенсии необходимо тридцать два года выслуги. Считай у меня по выслуге – две пенсии…

…И награды: орден Красной Звезды – за Афганистан, орден Мужества – за Чечню, ООНовская медаль – за Югославию, медали за выслугу и медали юбилейные…».

Двадцать два – номер соединения, в котором закончил службу начальником авиации армии военный лётчик Юрий Эпов.

Из воспоминаний:

«…Всё в этой жизни имеет начало и имеет конец. Окончилась и моя служба в Армии.

Чем заняться на «гражданке»? Такого вопроса практически не стояло. На семейном совете, вспомнив профессию мамы – швея высшего разряда, решили с женой организовать швейное производство. Десять лет шьём…».

– Каковы успехи?

 

– Смотри сам. – Военный лётчик Юрий Эпов повёл меня по цехам своей швейной фабрики, заставив меня примерить понравившийся мне спортивный костюм и подарив его мне на прощание.

А я вспомнил нетленку советского кинематографа, где героиня Веры Алентовой произносит неподражаемую по своему глубокому смыслу фразу, что, дескать, надо научиться управлять пятью подчинёнными – дальше количество подчинённых не имеет значения. На свой страх и риск, добавлю, что неважно в какой сфере деятельности эти самые пять подчинённых: в армии ли, на гражданке ли. Главное…

Мой знакомый с 1994 года военный лётчик Юрий Эпов добавляет:

– Главное, нет – не в танке, главное в жизни – верить в себя и чуть-чуть – в цифирь…

16–20 октября 2014 года,

Тула.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: