СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Тульское Региональное Отделение

19 марта – День моряков-подводников

(Из книги Николая Макарова

«МОРЯКИ ТУЛЬСКОГО КРАЯ»)

 

КОМАНДИР БЧ-5

 

Комов Николай Николаевич,

родился 8.03.1943

в селе Высокие Поляны

Пителинского района

Рязанской области.

 

Каково – учишься, учишься четыре года, мечтаешь на атомоходе бороздить просторы Мирового океана, а приедешь с очередных каникул: бац – тебе по всей мор… то есть по всему лицу от ворот поворот. Переучивайся, мол, на дизель. И чтобы – никаких протестных выступлений. Не хотите ходить неделю-месяц на занятия – и, Бог с вами, не ходите, всё равно, возьмём измором.

Мой собеседник рассмеялся.

– Приблизительно так и произошло на пятом курсе в Севастопольском высшем военно-морском инженерном училище в шестьдесят пятом году прошлого века.

– Какая разница-то? И там – инженер, и там – та же должность.

– На дизельной подводной лодке через два года стал командиром БЧ-5 (электромеханическая часть – для разных-прочих сухопутных граждан), а на атомоходе ждал бы этой должности, как минимум, лет десять. На дизельных лодках  по штату – два инженера, на атомоходах – восемнадцать. Улавливаешь разницу. Но, в противовес – другой довод: на дизеле должность каперанга-три, на атомных лодках – каперанга-два.

Звания, должности – не скоро, через шесть лет.

– Не понял. Почему – через шесть лет? Что это – за спецсверх – секретная программа обучения?

– После трёхмесячного курса «Молодого бойца», – как любопытному несмышлёнышу объясняет каперанг-два в отставке Комов, – непосредственно до самой учёбы курсанты проходили годовую срочную службу на кораблях ВМФ СССР. На нашем выпуске подобная практика, слава Богу, и завершилась.

Мне довелось служить на дизельной подводной лодке, приписанной к Военно-морской базе в Феодосии. Запомнилась то ли учебная, то ли учебно-боевая тревога, когда в охапку с постельными и туалетными принадлежностями мы во всю прыть мчались через город из казармы на пирс. Булькнули под воду; всплыли в Батуми; месяц «продували макароны».

– Или – другая тревога, боевая тревога, аккурат, перед Чехословацкими событиями. – Продолжает Коль Колич проводить со мной ликбез на морские темы. – Я тогда служил на Балтике, в Лиепае, естественно, на дизельной подлодке. Вызывает, значит, меня командир и ошарашивает: «Через два часа выходим в море». Возражаю ему, дескать: «Приборы – в ремонте. Из двух линий вала в исправности – один. И – т. д., и т. п.». На мои стенания-страдания – командирский рык: «Исправные приборы снимешь с другой лодки.       В море выйдем на одном двигателе».

– Разве, можно – так?

– В автономке всякое может случиться. И один двигатель может отказать. Вышли на одной линии вала, то есть – на одном двигателе. Правда, вышли через три часа. Протелепались какое-то время в акватории аванпорта и благополучно вернулись на базу. Отбой дали.

Отслужив почти десять лет на дизельной подлодке, Николай Николаевич переводится в Ригу, в Учебный центр, где готовят иностранные экипажи подлодок и надводных кораблей. Вскоре и «дембель» подкрался, после которого, через несколько лет, Комов получает в Туле квартиру. В декабре   2011 года моряки Тулы выбирают его председателем Морского собрания.

И с ним, с председателем Морского собрания, моим давним знакомым, сидим в Белоусовском парке на лавочке напротив бюста Есенину, неторопливо рассуждая за жизнь, за то, за сё.

– Чем, по-твоему, Морское собрание отличается от других ветеранских организаций, коих в Туле, как блох на Барбоске, более, подумать только, четырёхсот штук? – Провоцировать собеседника – так провоцировать по полной программе.

– Знаешь, какая основная задача подобных организаций? – Вроде, с шестым пунктом у него всё в порядке, а отвечает вопросом на вопрос. – Ветеранские организации существуют для того, чтобы ветераны общались друг с другом, не потерялись на «гражданке», помогали друг другу, решали сообща свои насущные вопросы…

– А как же – патриотическо-воспитательная работа с молодёжью? – Продолжаю провоцировать собеседника.

– Вот, эта самая работа, так называемая, патриотическо-воспитательная, – функция Государства.

– Целиком и полностью поддерживаю предыдущего оратора.

Посидев ещё минут пятнадцать, под надвигающиеся долгожданные дождевые тучи мы разошлись каждый по своим делам: Николай Николаевич – в Морское собрание готовить для меня списки моряков, я – записать по горячим следам, то есть – словам, нашу беседу.

9 июня 2014 года,

Тула.

 

НАШИ НА СЕВЕРНОМ ПОЛЮСЕ

 

Попов Валерий Николаевич,

 родился 03.08.1958

в селе Стежки Сосновского района

Тамбовской области.

 

Навязчивая идея познакомиться с врачом атомной подводной лодки сбылась – напротив меня сидит подполковник медицинской службы в отставке Валерий Попов и сразу меня поправляет.

– Не лодка, а – тяжёлый ракетный подводный крейсер стратегического назначения. Или, проще говоря, – «ядрёная лодка». – И поясняет. – Таких лодок не только на Северном флоте, но и в Союзе было всего шесть штук: длина каждой – 176 метров водоизмещением в 53 000 тонн и в каждой 180 человек экипажа. Назывались наши лодки «Акулами», самые большие подлодки, которым аналогов в мире не было и нет до сих пор.

– Поди, секретные данные, – не удержался от скептического комментария.

– Какие секреты? – Попов вздыхает. – Кто только наши лодки не посещал: от американских «коллег» до проституирующих журналюг в юбках. И ещё о секретах: в Интернете видел снимок – у пирса стоят пять (!!!) «Акул». Явный монтаж. За одиннадцать моих лет плавания максимум наблюдал у пирса три лодки: какая на дежурстве в Северном Ледовитом океане, какая на послепоходном ремонте, какая на предпоходном тренировочном выходе.

И пошло, и поехало – масса новой для меня информации.

…Оказывается, на экипаж лодки полагается два врача – хирург, терапевт – и фельдшер. Хирург, он же – старший врач – лейтенант Попов в первом своём боевом походе (три месяца подо льдами Северного Ледовитого океана) оперировал аппендицит. Успешно, конечно, оперировал и сразу же стал в «авторитете» – недаром он окончил четвёртый морской факультет Военно-медицинской академии имени С. М. Кирова в Ленинграде. В 1983 году.

…Оказывается, что военно-морской врач Попов два раза побывал на Северном полюсе, правда – в подводном положении.

…Оказывается, однажды с хлебом на лодку попала крыса, которую случайно обнаружили только на боевом дежурстве. Экипажу командир обещал награду за поимку незваного гостя. Чего только не придумывали, какие изощрённые методы не предлагали, но крысу поймал каким-то мудрёным капканом сам капитан «ядрёной» лодки. Зверька посадили в трёхлитровую банку и начали кормить сыром и другими деликатесами. Было, чем развлечься в трёхмесячном подводном плавании. А интендант, что доставил крысу на лодку, получил жестокий, но справедливый, нагоняй.

…Оказывается, что майор медицинской службы Попов – нюх, как у собаки – первым на Флоте написал заявление о выходе из рядов КПСС. За такой вопиющий порочащий поступок партийно-политические деятели решили его отстранить от очередного боевого дежурства, назначив вместо него в поход другого врача. Не тут-то было: взбунтовался экипаж: дескать, с другим врачом в Океан лодка не пойдёт. Фишка была в другом: по возвращению из похода через три месяца, оказалось, что КПСС приказала долго жить, а самыми рьяными перестройщиками оказались именно те «профессиональные революционеры», которые выступали против военного врача.

…Оказывается, что из ста восьмидесяти членов экипажа лодки только двадцать четыре являются срочниками, то есть матросами, которые, если выражаться аллегорично, несли службу по принципу: «подай-поднеси-убери».

…Оказывается, что от базы лодок до города, где жили семьи, восемнадцать километров подводники добирались порой на «перекладных», а чаще на «скотовозе» – лёгко-прогулочном автомобиле КАМАЗе с деревянными скамейками и брезентовым тентом и солдатом-срочником за рулём. И однажды корреспондент «Красной Звезды», ходивший с моряками в поход написал, – вот, гад какой! – что «Икарусы» (откуда он их только и взял) ушли в город пустые, так как экипаж остался на лодке для профилактических работ. Ну, не сволочь ли он после этого?

…Оказывается, у отставника Попова свой принципиальный взгляд, отличающийся от официальных версий, на гибель «Комсомольска» и «Курска». Взгляд, отображающий нелицеприятные стороны высшего командования Северного флота…

…Оказывается…

Оказывается, сколько в мире невероятных и неожиданных совпадений.

…Первое совпадение: мы оба – Попов и автор этих строк – «Тамбовские волки». Он родом из Сосновского района, я – из соседнего, Мичуринского района Тамбовской области.

…Второе совпадение: переехав с родителями в три года в деревню Волоть Ленинского района Тульской области, Валерка вместе с деревенскими пацанами менял в середине семидесятых годов у солдат-десантников, совершавших марш-броски по маршруту Тула-Полигон и обратно аккурат через их деревню, яблоки-груши на автоматные гильзы. Где совпадение? По этому маршруту и мне, врачу 1-го батальона 51-го гвардейского парашютно-десантного полка, неоднократно в то же время приходилось бывать в Волоти, и очень большая вероятность того, что мы встречались тогда, сами не подозревая о нашей нынешней беседе.

…Третье совпадение: будучи на учёбе по повышению квалификации в Ленинграде в 1982 году, мне пришлось участвовать в съёмках фильма Сергея Бондарчука «Красные колокола»; в этих же съёмках участвовал и слушатель Военно-медицинской академии Валерий Попов. Естественно, друг о друге и не подозревали, тем более, как выяснилось, мы находились по «разные стороны баррикад».

И…

И краткая биографическая справка.

После ухода с Флота, подполковник медицинской службы Валерий Попов назначается на должность заместителя начальника Военного санатория «Слободка», откуда в 2001 году увольняется в запас, продолжая работать урологом в этом же санатории, затем – в ВВК призывной комиссии Тульского областного военкомата.

Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством»        2-й степени, другими медалями, знаком «За дальний поход».

– «Далеко ходили» этот знак называется. – Не удержался от очередной шутки Попов.

Октябрь 2011 года,

Тула.

 

ДВЕ НЕДЕЛИ ВЬЕТНАМА

 

Прокопьев Николай Александрович,

родился 01.04.1954

в городе Зима

Иркутской области.

 

С Николаем Прокопьевым мы часто пересекались на всевозможных мероприятиях, проводимых Тульским морским собранием, но что он «разок захаживал» во Вьетнам узнал совсем недавно.

– Значит – про Вьетнам, про Вьетнамскую экзотику? – Доставая из «дипломата» файлы с фотографиями и два листа машинописной автобиографии, начал Николай Александрович. – АПЛ, на которой я тогда служил, входила в экскорт кораблей Тихоокеанского флота, направляющихся к берегам Вьетнама.

Из воспоминаний капитана 1 ранга в запасе Прокопьева:

«…С Вьетнамской землёй, именно, с землёй, а не с морем знакомство проходило всего две недели. Такое время лодка стояла в доке на профилактических регламентных работах и нас, свободных от вахты  офицеров и мичманов, отпускали на берег. Отпускали только группами, опасаясь конфликтов с местным населением, которые, мягко говоря, недружелюбно относились к советским  морякам. Они же, то есть местное население, остались после ухода американцев безработными со всеми вытекающими отсюда проблемами нищенской страны…

       …Чем питались вьетнамские военные, мы только догадывались, но точно знали, что в выходные и праздничные дни они не стояли на армейском довольствии, перебиваясь, кто, чем может. И такой момент: на лодке, да     и на других наших кораблях в тропической жаре у личного состава аппетита особенно и не было. Поэтому в котлах оставались излишки нашего рациона, и повара, то есть коки эти излишки складывали в большие толстостенные полиэтиленовые пакеты: первое блюдо – в один пакет, второе блюдо – в другой пакет и хлеб буханками – в третий. Пакеты выносились на пирс, где стояли, типа наших мусорных, контейнеры из… нержавеющей стали, к которым спешили с тележками различного габарита вьетнамские военнослужащие. Вот такая, понимаешь, гуманитарная помощь…

       …Экипировка вьетнамских военных. Военную форму матросам выдавали на семь лет: одежду, обувь, всё остальное. Через год форма напоминала… Не буду о грустном. Надеюсь, в настоящее время с довольствием вьетнамской армии всё изменилось в лучшую сторону…

       …Поразили нас, конечно, дороги. Ровные, прямые, абсолютно без неровностей: и магистральные, и второстепенные. Американцы строили, одним словом…».

       Две недели пролетели незаметно. АПЛ погрузилась на глубину, выполнять очередные приказы Родины. Старшего лейтенанта Прокопьева ждали новые страны, новые морские просторы…   

Краткая биографическая справка:

 – учёба:

                 – в 1976 году окончил Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище по специальности – инженер по специальным энергоустановкам;

                 – в 1987 году окончил 6-е Высшие специальные офицерские классы ВМФ (Ленинград) по специальности – заместитель командира соединения АПЛ по СЭУ;

                 – в 1997 году окончил ВАК Федеральной пограничной службы РФ (Москва) по специальности – командная, оперативно-тактическая Погранвойск РФ.

       – служба (работа):

                 – август 1976 года – сентябрь 1986 года – атомные подводные лодки Тихоокеанского и Северного Флотов СССР;

                 – октябрь 1987 года – декабрь 1993 года – старший помощник, затем –  командир технического отдела 1-й Флотилии АПЛ Северного флота;

                 – декабрь 1993 года –  май 1996 года – начальник отдела устройства службы и режима; начальник службы войск и воинской дисциплины 1-й флотилии АПЛ Северного флота (капитан первого ранга);

                 – август 1996 года – сентябрь 1999 года – старший преподаватель кафедры тактики Курганского военного института Федеральной пограничной службы РФ (полковник ФСБ РФ);

                 – май 2000 года – сентябрь 2001 года – начальник                89-го отряда Ведомственной охраны Министерства Финансов РФ по Курганской области;

                 – ноябрь 2001 года – май 2002 года – заместитель руководителя Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов РФ по Курганской области;

                 – май 2002 года – март 2006 года – руководитель исполкома Курганского городского отделения Всероссийской политической партии «Единая Россия»;

                 – с сентября 2006 года – инженер технического надзора Центра ГИМС МЧС России по Тульской области.

       – дальние походы:

                 – 1978 год – бухта Апра острова Гуам (Тихий океан, США);

                 – 1980 год – Кам-Рань (Вьетнам);

                 – 1982 год – арктический переход с Камчатки в бухту Западная Лица Мурманской области;

                 – 1983 год – Куба (патрулирование вдоль Исландии, Англии, западного побережья Северной Америки и в Бермудском Треугольнике).

       – награды:

                  – пятнадцать медалей и знак «За заслуги».

Апрель 2013 года,

Тула.

 

КОМАНДИР АТОМОХОДА

 

Соколов Борис Валентинович,

 родился 02.01.1940

в Акмолинске Казахской ССР

(ныне – Астана, Республика Казахстан).

 

В детстве Бориске Соколову снились цветные сны о приключениях линейных кораблей в… степях Казахстана.

– Сны на пустом месте не возникают, – поясняет капитан первого ранга в отставке Борис Валентинович Соколов. – С раннего детства зачитывался Жюль Верном, Борисом Житковым, Серафимовичем, Леонидом Соболевым, Алексеем Новиковым-Прибоем и вообще, всем, что касалось жизни флота и моряков. Готов был помногу раз смотреть кинофильмы на морскую тему. Особенно сильное впечатление произвёл двухсерийный «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы», которые и сейчас смотрятся с большим интересом…

В 1957 году мечты о море превратились в долгожданную реальность – вчерашний школьник становится курсантом Высшего военно-морского ордена Ленина Краснознамённого ордена Ушакова 1-й степени училища имени М. В. Фрунзе (ныне – Морской корпус Петра Великого, существующий с 1701 года).

– Четыре года обучения на минно-торпедном факультете надводных кораблей, – продолжает Соколов, – практика и стажировки на Балтийском, Черноморском и Северном флотах. Перед самым выпуском срочно затребовали дополнительно двенадцать человек для подводных лодках.

Так лейтенант Соколов становится командиром БЧ-3 (минно-торпедная боевая часть) на дизельной подводной лодке Северного флота в порту с красивым, хотя и заковыристым названием – Лиинахамари. Через два года – та же должность на атомной подводной лодке. Затем – помощник, старший помощник, командир атомохода.

– Первые атомоходы по своему, так сказать, интерьеру мало, чем отличались от дизельных лодок. Считай, поставили атомный реактор с необходимой «атрибутикой», турбинную установку, обновили электрооборудование, добавили кое-какие узлы и устройства, а теснота-то дизельной лодки примерно такой же и осталась. Потом стали строить большие и главное – более совершенные лодки, где даже имеются спортивные тренажёры, души и вроде бы – курительные помещения. Но на таких подводных  крейсерах мне служить, к сожалению, не довелось – продолжал службу на подводных атомоходах первого поколения.

Вот на них и нёс двухмесячные боевые дежурства в Атлантике и Средиземном море по два-три раза в год Борис Соколов.                       В промежутках между дежурствами – боевая и политическая подготовка, ремонт в доках, отпуск на «югах», обзаведение семьёй.

– В Северодвинске и женился; родились сын и дочь. Сын окончил то же училище и тот же факультет, что и отец, дослужился до капитана первого ранга командира атомной подводной лодки «Оренбург». Сейчас – на «наземной» службе в Петербурге.

Отслужив своё – в пятьдесят лет возраста имея пятьдесят два года и восемь месяцев выслуги, – по «дембелю» получил квартиру в Туле. Но море не забыл: в Туле становится председателем Морского собрания, объединяющего всех моряков области, не зависимо от звания – будь ты рядовым матросом или капитаном первого ранга.

Мы с нынешним «вожаком» Морского собрания Николаем Комовым сидим у Бориса Валентиновича в кабинете председателя Союза ветеранов Тульской области и обсуждаем проект будущей книги о тульских моряках. Наше обсуждение единогласно формулируется в кратком резюме:

– Книги – быть. Ищем спонсоров.

 

18 июня 2014 года,

Тула.

 

 

 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: