СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

Тульское Региональное Отделение

Записи в рубрике Союза писателей России

НИКОЛАЙ МАКАРОВ подарил Тульской городской библиотеке № 3 свои книги

3 августа 2020 года

член Союза писателей России,

Российского Союза ветеранов Афганистана

НИКОЛАЙ МАКАРОВ

подарил Тульской городской библиотеке № 3

имени В. Ф. Руднева

свои недавно выпущенные книги

«Десантники Тульского края и 106-й гвардейской

воздушно-десантной Тульской дивизии» и

«Моряки Тульского края»

 

НИКОЛАЙ МАКАРОВ подарил Тульской областной библиотеке свои книги

31 июля 2020 года

член Союза писателей России,

Российского Союза ветеранов Афганистана

НИКОЛАЙ МАКАРОВ

подарил Тульской областной библиотеке

свои недавно выпущенные книги

«Десантники Тульского края и 106-й гвардейской

воздушно-десантной Тульской дивизии» и

«Моряки Тульского края»

НИКОЛАЙ МАКАРОВ ИГРЫ XXII ОЛИМПИАДЫ

НИКОЛАЙ МАКАРОВ

 

ИГРЫ XXII ОЛИМПИАДЫ

 

40 лет назад

19.07.1980 – 03.08.1980

в Москве проходили Летние Олимпийские игры 1980 года (официальное название – Игры XXII Олимпиады)

 

Это – первые в истории Олимпийские игры на территории Восточной Европы, а также первые Олимпийские игры, проведённые в социалистической стране.

Часть соревнований Олимпиады-1980 проводилась в других городах Советского Союза, а именно: парусная регата стартовала в Таллине; предварительные игры и четвертьфиналы футбольного турнира состоялись в Киеве, Ленинграде и Минске; соревнования по пулевой стрельбе прошли на стрельбище «Динамо» в подмосковных Мытищах.

Игры также известны тем, что более 60 стран бойкотировали Олимпиаду в связи с вводом в 1979 году советских войск в Афганистан. Некоторые спортсмены из стран, бойкотировавших Игры, всё же приехали в Москву и выступали под олимпийским флагом. Предыдущим был бойкот 29 африканскими странами Олимпиады-76 в Монреале, а следующим стал бойкот Советским Союзом и ещё 13 странами летних Олимпийских игр в Лос-Анджелесе в 1984 году.

Мне тоже пришлось – нет, конечно же, не участвовать в этих Играх, – а быть непосредственным свидетелем эстафеты Олимпийского огня по территории Московской области.

Участники Эстафеты – элита советского спорта (не ниже кандидаты в мастера спорта СССР) – пробегали свой этап в один километр (плюс-минус) не понарошку, а в полную силу. Не то, что накануне Зимней Сочинской Олимпиады: будь чинушей разного разлива или плати бабло, и протелепайся с факелом десяток метров.

16 июля 1980 года эстафета Олимпийского огня прибыла в Тулу.

17 июля 1980 года эстафета Олимпийского огня прибыла в Подольск Московской области.

18 июля 1980 года эстафета Олимпийского огня финишировала в Москве.

…Начало июля 1980 года.

Два раза большая часть личного состав 51-го гвардейского парашютно-десантного полка (в то числе и врач 1-го батальона гвардии капитан медицинской службы Н. Макаров) выдвигалась в район реки Лопасня, что недалеко от города Чехова (город образован из рабочего посёлка Лопасня), где на берегу оной реки по двое суток полк стоял лагерем.

Эти дважды по двое суток личный состав полка тренировался по обеспечению движения эстафеты Олимпийского огня. Первый день солдаты и офицеры стояли в оцеплении по обе стороны старой Московской дороги от Серпухова до Подольска (70 километров); во второй день – по обе стороны новой трассы (М2) от Подольска до МКАД (16 километров). Одним и тем же составом 70 и                        16 километров – улавливаете разницу.

В таком же порядке мы стояли в оцеплении и в те торжественные дни (да, да – для нас это были настоящие торжественные моменты нашей жизни). В первый день Эстафеты (не тренировки) штаб             1-го батальона располагался аккурат около очередного километра – зоны передачи Олимпийского огня. Кавалькада машин впереди бегущей спортсменки, кавалькада сзади. На одной машине – запасной факел на случай какого непредвиденного случая: с факелом ли, со спортсменом.

К отметке передачи огня симпатичная девушка подошла шагом, подняла свой факел к поднявшему свой факел визави, новый факел зажёгся, и спортсмен отправился отмерять свой километр. Организаторы Эстафеты старались чередовать этапы: этап бежит девушка, следующий – юноша; и наоборот.

Мы – офицеры штаба батальона окружили спортсменку, все старались подержать факел, сфотографироваться с ним, получить автограф. В какой-то момент девушка (забыл, забыл её ФИО) потеряла из виду свою догоревшую бесценную ношу и чуть ли не плача просила вернуть ей факел. С ним уже фотографировались солдаты взвода связи и взвода снабжения батальона. Мы не стали больше испытывать её терпения, отдали факел. Тем более, ей пора было садить в подъехавший автобус, забирающий спортсменов.

Во второй день – 16 километров – мы стояли чуть ли не плечом к плечу вперемешку с милиционерами. И зрители – не разрозненные зеваки предыдущего дня, а многочисленные группы людей обретались вплотную за нашими спинами. Поэтому во второй день обошлись без автографов, без фотографирований. Главное, чтобы не украли у спортсменов факел, оставленный им реликвией на память.

А у нас остались фотографии и воспоминания о тех незабываемых днях – днях Эстафеты Олимпийского огня 1980 года…

 

24 июня 2020 года 75 лет ПЕРВОГО ПАРАДА ПОБЕДЫ НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ В МОСКВЕ

НИКОЛАЙ МАКАРОВ

 

УЧАСТНИК ПАРАДА ПОБЕДЫ 1945 ГОДА

(Из книги «Суворовцы Тулы»)

 

Пообщавшись с Львом Бимбирековым всего каких-то тридцать минут, я пребывал в глубочайшем сожалении, что не был знаком с ним раньше. Всего каких-то тридцать минут оказалось достаточно, чтобы я проникся его искромётным юмором, его эрудицией, а больше всего – потрясающей мудростью его рассказов-притч из своей жизни.

Начало войны его с бабушкой застало в Севастополе в гостях у дяди-лётчика морской авиации. С последней оказией дядя успел втиснуть своих родственников во вторую кабину По-2, летящего с секретными документами в Москву. Как летели, где делали промежуточные посадки, Бимбиреков не помнит. Помнит только, что посадку производили на какой-то водоём – самолёт-то был морского базирования – в Москве. Лётчик высадил их из кабины с напутственными словами: «До Тулы добирайтесь самостоятельно».

…Прибыли в Тулу, но и немец «не дремал». Пришлось в срочном порядке на полуторке с мамой и бабушкой эвакуироваться в Кострому. Ехали долго с многочисленными остановками. На одной остановке в какой-то глухой деревушке в костромских лесах наша колонна беженцев встретилась с огромными стадами коров, овец и свиней. Эти стада пастухи гнали из Белоруссии, чтобы не достались оккупантам.

       Да, это – хорошо, что не достались оккупантам, но и оставшихся наших советских людей оставили без провианта. Как они жили, вернее, выживали?   Об этом-то вот и не пишут нигде.

       В сорок четвёртом ученик пятого класса Лев Бимбиреков поступает в Тульское Суворовское военное училище – первый набор и первый выпуск. И через год, 24 июня 1945 года, участвует в коробке суворовцев в знаменитом Параде Победителей на Красной площади в Москве.

…Спрашивают всех и вся.

       Спортсменов. Что вы чувствовали, когда стояли на верхней ступеньке пьедестала?

       Рабочих. Что вы ощущали, побив Стахановсий рекорд?

       Меня. Какие самые-самые впечатления от Парада сорок пятого? В лучшем случае зададут – имеются ещё у нас эрудиты – видел ли я живого Сталина?

       …За две недели до Парада нас, суворовцев, привезли в Москву. Тренироваться на бетонке аэродрома в Быково и на набережной Москвы-реки у парка Горького. Жили мы в госпитале для командного состава ВВС. Один из корпусов освободили для нас. Палаты – по шесть человек. Подъём в четыре ноль-ноль. В пять ноль-ноль – посадка на машины и выезд к местам тренировок-репетиций.

       Сигнал «Подъём» и вдруг… открывается дверь…

       До сих пор помню это неописуемое, до сих пор ни с чем не сравнимое, ощущение какого-то неземного, сказочного счастья.

       Открывается дверь и появляется Ангел, и опять же ангельским голосом – нет, не произносит – поёт:

– Ребятки, вставайте!

Перед дюжиной вмиг открывшихся суворовских глаз предстаёт красавица в белом переднике с подносом в руках, на котором стоят шесть чашечек с горячим какао – аромат! – и шесть разрезанных булочек с большим куском сливочного масла между ломтиками этой неповторимого вкуса булочки.

Вот, оно – счастье-то…   

Денег суворовцам не выдавали, но кормили по послевоенным временам довольно-таки сытно и вкусно. Седьмого ноября – новый Парад. Первого мая следующего года – очередной Парад на Красной площади. На этот раз тульских суворовцев поселили в освободившемся крыле военного госпиталя для лётчиков. За оградой территории госпиталя – кладбище подбитых наших и немецких самолётов.

…Дырку в заборе обнаружили на следующий день. И пошли незапланированные и запрещённые экскурсии на это кладбище. Чего там только мы не находили. В том числе – и запалы от ручных гранат, которые по инструкции хранились отдельно от самих гранат и которые просто по забывчивости оставляли в кабине самолётов.

       Вначале просто выдёргивали чеку, бросали запальную трубку и ждали взрыва. Затем стали взрыватели помещать в различные емкости, затем…

       Затем, на третий день мой товарищ Толян Витушкин – о нём потом подробно расскажу – просит меня подержать взрыватель в руке, а сам он найденной увеличилкой сфокусирует солнечный луч на капсюле взрывателя. Эксперимент, понимаешь, такой. Держу взрыватель минуту, вторая пошла, Витушкин никак не добьётся нужной фокусировки. Добился наконец – облако закрыло солнце.

       В это время откуда-то с верхнего (?) этажа раздаётся команда громоподобным голосом, неземным каким-то: «Бимбиреков, ко мне!».

       Поднимаю голову – никого. Облако начало сползать с солнца. Витушкин вновь начинает фокусировать на запале солнечный луч. Вновь нетерпеливый командный голос: «Бимбиреков, ко мне!».

       Опять поднимаю голову – никого. Но не ждать же третьего оклика, не ждать третьей команды. Мы – кто? Суворовцы или ещё гражданские пацаны – команды привыкли за год выполнять быстро, беспрекословно. Отдаю запал Витушкину. Поворачиваюсь от него, в готовности рвануть на командирский, такой неприятный – у кого он может только быть? – голос, делаю три шага и… И взрыв за спиной.

       Взорвался в левой руке Витушкина запал от сфокусированного солнечного луча – эксперимент удался. Удался?

       Витушкин – без пальцев на левой руке, поражены глаза с полной потерей зрения и… Единственный суворовец за всю историю училищ, который слепым окончил это заведение. К тому же – с золотой медалью и стал всего-то на всего в 1968 году лауреатом Государственной премии, в 1991 году академиком Академии наук СССР, математиком с мировым именем…

       Отвлёкся опять.

       Пока раненому оказывали первую помощь, пока отнесли его в другое, функционирующее по своему прямому назначению, крыло госпиталя, пока я поднялся на последний этаж, обладатель того голоса бесследно исчез. А может его, таинственного обладателя, того громоподобного голоса и не было. В физическом понимании этого феномена?

       Краткая биографическая справка.

– родился 19.12.1931 в Туле;

– 1944–1949 годы – учёба в Тульском суворовском военном училище;

– 24.06.1945 года – участие в Параде Победы на Красной площади в Москве;

– 1949–1951 годы – учёба в Московском военном училище имени Верховного Совета РСФСР;

– в 1951–1955 годах – служба в Белорусском военном округе;

– в 1956–1959 годах – служба в Сибирском военном округе;

– в 1960–1969 годах – служба в Туркестанском военном округе;

– в 1969–1978 годах – служба в Московском военном округе (военком Зареченского райвоенкомата, Донского городского военкомата);

– в 1978 году уволен из рядов Советской Армии в звании подполковника;

– награждён 19-ю медалями, в том числе – медалью «За службу Родине в детстве» и Кадетским Крестом 1-й и 2-й степени.

 

 

 

 

АРТИЛЛЕРИСТЫ И СОЗДАТЕЛИ ВООРУЖЕНИЯ ЗЕМЛИ ТУЛЬСКОЙ

В ТУЛЕ

вышла в свет книга

члена Союза писателей России,

Российского Союза ветеранов Афганистана

НИКОЛАЯ МАКАРОВА

«АРТИЛЛЕРИСТЫ

И СОЗДАТЕЛИ ВООРУЖЕНИЯ
ЗЕМЛИ ТУЛЬСКОЙ»,

посвящённая

75-летию Великой Победы

Читать далее »